[Ladyinblack]
Официанты сновали как муравьи, беззвучно и радостно обслуживая обедающих бизнесменов. Обычно шумное в это время кафе было наполнено какой-то расслабленной негой, людям не хотелось уходить, но их ждали дела, и, с неохотой уходя из кафе, они вызывали шефа и благодарили его. Шеф уже даже не уходил из зала. Просто наблюдал, с какого столика его снова позовут.
Старая толстая негритянка из маленькой парикмахерской неподалеку, единственной в этом почти целиком белом районе, после обеда сама проковыляла со своей палкой к шефу и сказала ему что-то…
Но они не замечали ничего этого… Она поглощала пищу и листала какие-то бумаги, готовясь к речи на конференции… А он не мешал ей. Просто пил уже пятую чашку кофе и задавал вопросы, о том, что она хочет попробовать из меню. Готовые к действию официанты бежали исполнять заказ, а она иногда поднимала глаза и просто смотрела на него. Просто смотрела и все. Ему больше ничего не было надо. Он умудрялся одновременно отвечать на звонки и даже вести переговоры о новых заказах, но смотрел он только на нее.
Она оторвалась от бумаг и посмотрела на делегацию, стоящую рядом, потом перевела взгляд на него…
-Что это? Я не заказывала торт….это ты заказал шампанское?
-Они говорят, что это за счет заведения…Он сейчас все скажет, а я тебе переведу.

Шеф откашлялся и начал речь… Официанты стояли вокруг красиво оформленной тележки с небольшим фруктовым тортом небесной красоты и серебряным ведерком с дорогой бутылкой шампанского.
- Вы у нас сегодня в течение 4-х часов, сэр… И, извините нас за назойливость, но мы чувствуем, что с Вами в наше заведение пришла удача… Ведь Вам здесь нравится? Поэтому мы хотим, чтобы у нас осталось это замечательное чувство, а Вы унесете с собой нашу признательность….
- Она выслушала перевод, посмотрела на шефа и кивнула с благодарной улыбкой…
Напряжение спало, торт перекочевал на стол, а шампанское разлито по хрустальным бокалам… Все сова занялись своими делами.
Он взял бокал в руки, и посмотрел на нее сквозь поднимающиеся вверх пузырьки золотого напитка.
- Я сегодня буду пьян, детка. Я давно уже не пил так много. С ребятами вот тоже выпил… Впрочем, я и так пьян… От тебя…
Она оторвалась от бумаг и тоже посмотрела на него сквозь свой бокал…
- Я читаю бумаги сейчас, потому что потом я не дам тебе протрезветь... А утром у меня конференция… У нас мало времени на все…
Он зажмурился, как кот, а потом сказал:
-Тогда работай сколько надо. Я подожду…
Он выпил шампанское почти залпом… Благородный напиток наполнил его приятным ощущением комфорта, а голова слегка закружилась… Он впервые оторвал взгляд от нее и оглядел зал. И встретился с взглядом старой негритянки, которая все еще сидела за угловым столиком.
-Подойди к ней, - сказала она, не отрывая взгляда от бумаг. – Она давно тебе хочет что-то сказать…
Он удивленно хмыкнул… Казалось, она ничего вокруг не видела, кроме него и своих бумаг.
Он встал и подошел к старухе. Она кивнула ему, чтобы он сел напротив. Он сел.
- Не обижай ее. – сказала старуха.- Только не обижай. – Качнулись огромные серьги в ее ушах с растянутыми дырками, а на мощной груди он увидел странный страшноватый талисман.. Ему показалось он видел нечто подобное на Ямайке у жрецов Вуду…
- А почему Вы не это говорите, леди? Я ее люблю…Она необычная…
-Именно поэтому…Может быть Вам не надо было встречаться… Но это произошло и теперь все зависит от тебя… Если обидишь ее ты потеряешь все…Ты хороший человек, как я вижу и она тоже. Постарайся, чтобы этого не произошло…
- О чем Вы говорите, леди? Я вообще не понимаю, почему говорю с Вами об этом, но мне почему-то все равно… Я не могу ее обидеть, я без ума от нее… Спасибо за беспокойство, леди. Извините, я пойду к ней….
- Спасибо, что поблагодарил. И все же вспомни мои слова, когда это случится. Прощай.
Он видел, как негритянка кивнула напоследок шефу и медленно вышла наружу. Сквозь стекло он видел ее прощальный взгляд. Что-то кольнуло в его душе, но она подняла на него взгляд, и он забыл обо всем…
- Хорошо, что у тебя такие разные знакомые… Я закончила, любимый, налей мне еще шампанского, а потом покажи свой город… - она посмотрела на него и засмеялась. - Нет, я вижу, твоя квартира будет интереснее…



Он смотрел на копну ее рыжих волос, что лежали на его груди и слушал ее тихое дыхание… Ему было странно, что раньше он никогда не чувствовал такое спокойствие и счастье оттого, что в его жизнь вошла женщина… Он влюблялся, и даже жил с несколькими существами женского пола по нескольку лет, но это было иное… Это была ОНА, та единственная, о которой пишут в романах, ради которых рыцари отдавали свою жизнь.
Он представил себе, как он с копьем в руке гордо объезжает ринг с ее шарфом на плече. У него даже в ушах загремели латы и он почти явственно услышал топот копыт….
Он улыбнулся сам себе и стряхнул наваждение. А, закрыв глаза, он увидел мать…

Она уходило долго, но никто не мог сказать, что это тяготит кого-то. Он навещал ее в госпитале каждый день, и всегда приносил цветы... Она любила небольшие букеты с огромными бантами и кружевами… Она говорила, что это воспоминания об его отце…
Она любила его отца даже тогда, когда вышла замуж за американца и приехала за ним в этот странный, никогда не засыпающий город. Отец умер от непонятной болезни в Африке, он был известным вирусологом, много занимался лечением бедных африканских детей. Мать тогда чуть не умерла на его руках. Чопорная ирландская аристократка, внешне холодная и неприступная, она любила его отца до самозабвения… Она промчалась через полмира, чтобы найти его в джунглях и увидеть, как он уходит навсегда, услышать его последние слова… Вот только теперь он мог понять ее чувства. Раньше ему все это казалось какой-то картинкой из старинной книжки. Бесконечная любовь…
-Ты все делаешь неправильно, - говорила мать. – Ты общаешься со всеми, кто тебе нравится. А нужно принимать людей душой… Нужно искать особенных людей, только такие будут всегда с тобой…
-Мам, ну что ты говоришь, вот твой муж, он особенный?
-Да, сын, иначе я бы не вышла за него замуж… Ты просто не дал себе труда понять его… Ты его так и не принял, и это огорчает меня… А он старался быть тебе ближе, и ему тяжело. Пожалуйста, не оставляй его, когда я уйду…
-Ты не уйдешь, мам…
- Да, сынок, я всегда буду с тобой…
Потом, когда она ушла навсегда, он вдруг другими глазами на этого делового, всегда подтянутого чиновника с неизменной белозубой улыбкой… Он постарел на 20 лет, у ее гроба… Никто не решался подойти к нему. Лишь ему удалось мягко оторвать руку отчима от бронзовой ручки и усадить на стул. Он никогда больше не видел на этом лице улыбку во все зубы. Они очень сблизились после ее смерти, но отчим не всегда хотел его видеть…Он иногда задерживал на нем свой взгляд, и тогда его глаза теплели…Пол знал, это оттого, что он был очень похож на мать… Отчиму долгое время было тяжело его видеть… Бесконечная любовь… Как странно.
-Тебе уже 39, ты должен жениться, обещай мне, - говорила мать. – Но ты должен выбрать достойную жену. Ты ведь знаешь, в этой стране наверху в основном ирландцы..
-Мам, и поэтому я должен жениться на какой-нибудь МакКензи или, не дай Бог Кеннеди? Ты ирландка, но отец был англичанином, это не помешало Вам любить друг друга… Кстати, и отчим по происхождению француз... Я хочу как Вы, чтоб любить всегда…
Она улыбалась грустно и смотрела на него ласково.
-Ты просто хочешь сделать мне приятное. Но не понимаешь, о чем говоришь. Быть может, судьба не даст тебе такого шанса… Это не для всех…Обещай мне, что ты все же женишься на хорошей женщине и у меня будут внуки…
-У тебя будут внуки, мама – сказал он тогда матери.
-И, похоже, они будут рыжими, - прошептал он теперь, и поцеловал ее локон.
-Ты что-то сказал? – прошептала она в ответ. Но он понял, что она не проснулась. Она просто приняла его сигнал, его мысли…
-Спи, любимая, - мысленно сказал он, стараясь не побеспокоить ее сон. – Просто спи. Будь со мной и больше мне ничего не надо…


Она сидела на конференции, но мысли ее были где-то далеко…Она вспоминала взгляд той черной старухи и что-то беспокоило ее… Она уже однажды видела такой взгляд, но это было так давно, в той жизни, которую она не хотела вспоминать…

----------------
Стоя на мосту, она смотрела то в воду, то в сторону дома, который принес ей столько несчастий.
-Я больше не буду молиться за вас, - шептала она. – Я все равно стану кем-то, и вы ничего с этим не сделаете!… Я буду счастлива, как бы вы не злобствовали,… Не хотите мне помогать, не надо…Боже мой, что я говорю…они мне не сделали ничего… Ничего они мне не сделали. Это так.
-Что же ты делаешь, детка? Этого делать нельзя! – услышала она голос и обернулась…
Рядом стояла старушка. Нормальная московская старушка с клюкой...
-Я не собираюсь бросаться в воду, - улыбнулась она. – Не беспокойтесь…
-А я не об этом. Ты хочешь отнять у кого-то удачу, так нельзя…
-Я никому не хочу зла, - сказала она, совсем не удивившись. – Разве Вы не видите?
Старушка всмотрелась в нее, а она коротким взглядом оглядела странную старую женщину. В ней было все как обычно, только на морщинистой руке, опирающейся на клюку, она увидела огромный перстень с непонятными знаками.
-А впрочем, ты права, извини…- Старуха посмотрела на нее уже менее агрессивно.- Те люди, в этом доме, они обидели тебя?
-И да и нет…
-Ты немногословна, значит, не считаешь их врагами…
-Я не хочу им зла…
-Да они уже получают то, что заслуживают…
-Эй, старая, какие бы они не были, но они мне родственники, и я не…
-Остановись…вот это энергетика…- старуха обернулась, и, сощурившись, посмотрела на дом. – Шикарный дом. Не люблю. Они сами выбрали свой путь, детка. Это дом мертвецов и ты это знаешь…Ты теперь не будешь их хранить, и в этом их наказание… А ты добрая… странно…
-Что же тут странного? Я стараюсь не делать людям зла…
-Но ты его ощущаешь. Физически.
- Да. Почему я говорю об этом с вами? Здесь, на мосту…Мне кажется, Вы такая же, как я…
-О нет, это не так, дорогая…хотя я и могу ошибаться. Глаза меня могут подвести, о вот чутье…Мы с тобой совершенно разные… Ты рыжая, ты любишь черных кошек, а я когда-то была брюнеткой и мои коты всегда были рыжими…
-На мне котячья шерсть? – спросила она.
-Да нет…Ты ведь знаешь, что ты особенная…
-Странно, я впервые встречаю человека, который говорит мне это. И это пожилая женщина на мосту… Вы старая колдунья, да?
Она тихо засмеялась…
-Я колдунья молодая…А вот ты.. В тебе тысячелетний дух, только ты этого не знаешь… Или знаешь, но не хочешь его выпускать, да? – в глазах старухи она увидела что-то вроде надежды.
-Я себя боюсь иногда, - тихо сказала она… - Я потому не желаю людям зла, потому что мои пожелания сбываются…В это невозможно поверить, да?
-Только не мне, дорогая. И не тебе. Ты же просила помощи, вот я и пришла. Или ты думаешь, я каждый день ковыляю по горбатым мостам? Мне уже много лет. Физически. Но мой дух совсем молодой по сравнению с тем, что заключен в тебе…А ты так молода… Я даже не знаю, что тебе сказать. Похоже, природа совершила ошибку, и это хорошая ошибка.
-О чем Вы?
- Ты ведь можешь стать той, какой ты себя видишь в снах, дорогая, но ты не хочешь.
-Это страшные сны, я боюсь их… Но и наяву, когда я сержусь, от меня взрываются лампочки и ломаются компьютеры…
- Вот именно. Я и говорю, мы совершенно разные… Ты можешь пожелать зла, и это сбудется, но ты не можешь желать всем добра. Особенно когда чувствуешь неискренность и фальшь. А в этом мире почти все лживо. Ты действительно особенная. Ты научилась управлять собой… Впервые такое вижу. Впрочем, что я говорю, может, это уже случалось в этом мире… Хочешь, пойдем ко мне?
-Краем глаза, она увидела поодаль стоящую машину и шофера, внимательно смотрящего на них издалека.
-Нет, - покачала она головой. Я думаю, это неправильно…
Она не поняла, огорчилась старуха или обрадовалась, та развернулась и пошла в сторону машины. Она не стала звать ее, просто наблюдала, как шофер помог той сесть в машину, и напоследок он опять внимательно посмотрел на нее.
-Значит, это правда, - сказала она самой себе…- Какой кошмар.

Второй раз она увидела старуху на странной встрече с родственниками.
Повода не было, но в огромной квартире элитного дома была собрана вся ближняя и дальняя родня. Был накрыт шикарный стол, и хозяева казались любезными и радушными. Преувеличенно радушны. Но она сидела за столом со всеми и просто ждала. Она чувствовала, что-то должно последовать. Хозяева этой квартиры никогда просто так ничего не делали. Они все мерили через призму перспективы дохода или будущих прибыльных возможностей. По каким-то неведомым причинам, они не любили ее, хотя из всех присутствующих она им была самой близкой по родству. Ошалевши от приглашения родственники сметали все со стола, раскрыв рот ходили по квартире как по музею, и в их глазах читался азартный огонь, предчувствие непонятных ближайших перспектив дохода от внезапно проснувшегося меценатства богатой родни.
А вот она чувствовала фальшь и театральность ситуации, она всегда чувствовала это в них, в своих единственных родственниках. Наверное, поэтому они и не любили ее. Считали гордячкой и не понимали, почему она не лебезит перед ними, такими богатыми и успешными. Но родители привили ей чувство собственного достоинства. Они и сами в свое время отдалились от шикарной жизни родни, потому что понимали, что все это зыбко, что все, что дарилось, было не от души, и что их презирали за бедность и не умение красиво жить. Нет, ей хотелось красиво жить. Но всесильной родне ни разу не пришло в голову помочь ей выйти на свет, не вытащить, а хотя бы подтолкнуть или подсказать правильное направление. А они не раз делали это для совсем непонятных знакомых и их родственников, и родственников их родственников. И все потому, что получали взамен рабский взгляд, покорность и готовность дать себя использовать…
А вот она, когда понимала, что ее начинают использовать, не раздумывая, рвала эти связи, порою делая себе же хуже, наживая врагов и недоброжелателей.
Она встречала удивительных, особенных людей, которые делились с нею знаниями и разнообразной информацией, но эти люди были целиком в своих проектах и делах, потому ни один из них не стал ей по-настоящему близким. И она всегда была одинокой. Кошкой, которая гуляла сама по себе. Как у Киплинга.

Она пропела с родственниками кучу песен караоке, начиная уже ощущать бредовость ситуации, когда, наконец, открылась дверь, и вошла она. Старуха с моста. Старуха взглянула на нее от двери, развернулась и удалилась. Хозяйка исчезла вместе с нею. Хозяин явно нервничал. А поющие, разомлевшие гости продолжали петь разудалую песню, ничего вокруг не замечая. Потом гости стали расходиться. Ее как-то выделили из всех гостей. Хозяин вызвался сам ее довезти до дома, хотя терпеть не мог бывать в их районе. Она молча осталась…. На прощание хозяйка стала дарить всем небольшие подарки, а ей домработница преподнесла серебряный поднос, обвязанный красивой лентой.
Она посмотрела на хозяйку. Старуха на мосту…..
-Мой день рожденья летом, и Вам это хорошо известно, хотя за всю жизнь Вы не поздравили меня ни разу. Я уж не говорю об идиотизме ситуации, дорогие мои.
Ты могла бы вручить мне неожиданный дар сама, но ты доверила это прислуге. Ты даришь мне серебро. Хочешь откупиться. И ты обратилась к колдунье. Что, дела пошли плохо, с тех пор как мы поссорились? Ты искала того, кто, по-твоему, навел на тебя порчу? Я помню, ты всегда верила во всю эту чушь… А старуха сказала Вам, что я колдунья. Но, вся штука в том, что я не умею вредить, тем более вам. Вы оскорбили меня однажды, совсем меня не зная, и я просто перестала помнить вас, перестала за вас молиться, только и всего. Я однажды попыталась заниматься такими практиками, но я быстро поняла, что это не для меня. Так что можете сколько угодно приглашать колдунов, мне это не повредит..
И от вас я ничего не возьму. И доберусь сама, спасибо за чудный вечер. Жаль, что именно я вам его испортила…
-Постой, - сказала хозяйка, ты даже не спросишь, что у нас произошло? Старуха ведь настоящая колдунья, высший маг. А ты ее знаешь, к моему изумлению.
-Я не хочу продолжать этот разговор. Меня к Вам притащила сумасшедшая тетка, и я не смогла ей отказать. Похоже, Вы послали ее именно поэтому… Много лет Вы игнорировали меня, а когда мне нужна была помощь, не просто не помогли, а еще и унизили. Разве такое забудешь? Но поскольку это для Вас нормально, я на Вас не сержусь. Живите, как хотите, но подальше от меня. Извините, я пойду.
-Постой! – отчаянье в голосе хозяйки остановило ее в дверях. – Ты не знаешь. Мой мальчик, мой маленький сын в тяжелом состоянии, он в коме. Никто не знает, что с ним. Это продолжается уже долго, и он угасает… я пригласила эту колдунью, а она сказала, что мы сделали много зла и платим за это… она отказалась нам помочь… я не знаю, какое зло мы сделали, но мальчик, он ведь такой маленький… колдунья сказала, что возможно кто-то из родни навел порчу…. Родственная порча очень сильна. Потому мы и собрали всех.
-И что, она сказала, что это я? – усмешка была горькой.
-Да нет, напротив. Она сказа, что только ты и можешь помочь, что у тебя великий дар…дар… надо же… - хозяйка тряхнула головой, и она видела, что слова даются той с трудом, и идут от отчаянья а не от сердца.
-Так зачем же ты задабриваешь меня? Хотя можешь просто попросить….
-Но….
-Понятно. Начиталась книжек. Подарив серебро колдунье, ты лишаешь ее силы против тебя…какая чушь… Дело в том, что я не знаю, как тебе помочь… Я совсем не знаю твоего сына. Мы почти не общались. К тому же, если у меня и есть дар, то я не умею им пользоваться… Прости, – она остановилась в дверях, и посмотрела на поникших хозяев, - одно могу сказать, я не желаю зла мальчику. Все что было – это между нами, а он ни при чем. Если старуха говорит о порче – она знает, о чем говорит. Значит, кто-то все-таки это сделал, позавидовал… Сейчас так много развелось колдунов. И тех, кто готов им заплатить за зло… Пусть тому, кто это сделал, будет то, что он желает другим… я помолюсь за мальчика. Это все, что я могу сделать. Постарайтесь не злиться на меня за это. Зло увеличивает зло. Прощайте.

Звонок раздался через несколько дней. Она изумилась, услышав голос, который обычно был надменен и строг.
-Если снова тебя приглашу, не придешь, да? – всесильная матрона даже не поздоровалась.
-Надеюсь, все в порядке?.. – спросила она, хотя чувствовала, что собеседница борется с чувством радости и одновременно злобы. – Что тебе опять нужно?
-Мне ничего от тебя не нужно, да и что ты можешь мне дать?… - холодно ответила та, - хотя нет, я не права. Старуха попросила позвонить тебе и сказать, что мальчик выздоровел.
-Так быстро? Это здорово, я рада за него. Это все, или старуха еще что-то попросила тебя сделать, а ты никак не можешь сказать?
-Не угадывай. Твоя тетка. Твоя любимая тетка умирает, ты это знаешь?
-Нет. Но она не любимая тетка. Просто она деятельная, и все время пытается всех объединить. Она делает это неискренно. Но это же неплохо…
-Неискренно… Старуха сказала, что это она заказала порчу на смерть для мальчика. И, между прочим еще и на тебя… Только колдун отказался, когда увидел твою фотографию. После сына наследница нашего состояния ты. А после тебя она со своей семьей… В этом вся суть..
-Бред.
-Если бы… Ты спасла моего сына, так сказала старуха.
-Я ничего не сделала.
-Вот именно. В этом суть. Ты ничего не делаешь, и уже этим приносишь добро… Ты знаешь, что я люблю копаться в этих старых книгах и общаться с этими людьми. Старуха эта особенная. Она что-то вроде инспектора. Они ищут отморозков, что используют свой дар во зло и стараются их нейтрализовать….
-Что-то как-то от тебя это странно слышать…
-Да, я не подарок. Но в последнее время кое-что поняла… Наверное, я зря на тебя наехала.
-Наверное?..
-Не придирайся к словам. Мне и так трудно с тобой говорить… Ты ведь знаешь, что в нашем роду всегда были ведьмы.. Я всегда хотела иметь власть над людьми, а должна была уметь это делать…..А дар достался тебе…Черт возьми, почему? Ты ведь ничего не понимаешь в этом!
-Ты ошибаешься. Было время, я пыталась разобраться в себе. И даже начала заниматся практиками. Но поняла, что меня тянет в такие темные дебри… Так что с теткой?
- Удар. Она парализована, и, похоже, не выживет. А мальчик очнулся почти сразу после твоего ухода. Это было бы чудом, если бы старуха не рассказала мне о судьбу колдуна…
-Ну, вали уже мне эту чудесную информацию.
-Колдуна убил собственный ученик. Страшная смерть.
-Ну, зачем тебе все это? Умираешь от безделья в музейной квартире?
-Я тебя ненавижу. У тебя есть то, что нужно мне. Почему я не боюсь тебе говорить это, если знаю, кто ты?
-Не зла в моем сердце против тебя, несчастная ты женщина… И мне все равно, что ты обо мне думаешь. Прекращай все это пока не поздно. У тебя пока только один сын. Лучше займись семьей.
- Ну, если это говоришь ты, то я подумаю. Прощай…
Она положил трубку. Слово «семья» означало для них разные вещи. Странно.

С этого случая у нее все пошло как-то иначе. Она нашла работу, и увлеклась ею чрезвычайно. Она не помнила ни своих родственников, ни тот случай, просто наслаждалась жизнью. А потом она встретила Его. И это была очень странная встреча.
Подружка веселилась, отчаянно флиртуя в Интернете с кучей разнообразных иностранцев, желающих обрести свое счастье с русской женой. Подруга была замужем, а виртуальные похождения давали ей адреналин, который не мог ей дать ее муж, растолстевший от пива и футбола по телевизору. У него был футбол, а у нее Интернет.
Но однажды ее похождения завершились тем, что она едва отбилась от поклонника, решившего приехать в Россию за своей новой женой. Пришлось ей выручать подругу, улаживая непростую ситуацию.
А потом она дала ей адрес сайта знакомств. Что ее занесло туда, она сама не знала, но она разместила свое объявление и, заполнив довольно пространные анкеты и тесты, стала получать отклики. Они была такие разные, эти мужчины, желающие попытаться познакомиться с ней. На фотографии, которую сделала ей та же подруга, она почему-то вышла сексуальной и зовущей. Подруга настояла именно на этой фотографии. Поэтому половина писем с первых слов содержала сексуальный призыв.
Ей это быстро надоело, но, напоследок, она решила сама просмотреть тех, кто по мнению сложной психологической Интернет-системы подходил ей больше всего. Она выбрала только первых пятерых. Двое ответили сразу. О троих остальных она впоследствии забыла.
Дни потекли стремительно в бесконечной болтовне с двумя поклонниками сразу. Теперь она хорошо понимала подругу… Раньше она не думала, что вот так может быть. Интернет дает возможность человеку представляться таким, каким он хочет казаться. Можно разместить чужую фотографию, придумать себе биографию, и даже находиться совсем в другой стороне, чем написано о себе… Но в общении в чатах, когда человек думает о том, что он пишет, и видит это на экране, наносное куда-то уходит. И человек раскрывает свою личность, и видно, насколько он тебе интересен. Оба поклонника, один из Африки, а другой из далекой Америки, как оказалось, хотя оба представлялись европейцами поначалу, оказались чудесными, редкими собеседниками, с которыми она совсем забыла об одиночестве. Она бежала на работу как на свидание, потому что полдня они могли болтать обо всем, что угодно с одним, а потом появлялся второй. Из-за разницы во времени они не пересекались в ее чате. Да и как они могли знать друг о друге? Оба знали русский язык и оба рвались приехать на встречу с нею. Но она медлила. А потом пришло письмо от третьего.
Она поняла, что это он с первой минуты. С первого слова, напечатанном им в чате. Это было выше понимания, но и он, похоже, чувствовал то же самое. Его любовные послания были как песня, как ожившие и увиденные в написанном виде мечты. Он писал о любви абсолютно естественно, словно дышал, хотя русский язык был для него почти чужим. Он учился на ходу и не скрывал этого. Он словно хотел научиться именно у нее, чтобы этот язык ассоциировался именно с нею, с единственной близкой душой на всей планете. Что она знала о нем? Они почти не говорили друг о друге. Только о любви. Их виртуальная любовь была вне расстояний и времени. Она чувствовала, что он зол или расстроен, а он знал, когда ей одиноко и грустно. Через месяц они поняли, что знают друг друга уже много лет, хотя прошел всего месяц.
А потом она заболела… Лежа в больнице она боролась с болезнью в надежде добраться до Интернета и увидеть его ник и буквы, которые нанизывались одна на другую в бусы Любви. Собравшись с силами, она выздоровела, немало удивив медиков. На прщанье, доктор сказал ей, что она сжигает себя изнутри. Что ей надо влюбиться и выйти замуж, тогда в огне сгорит ее муж… Это было грустное напутствие. Доктор, вытащивший ее с того света, безнадежно влюбился в нее. Но она его не замечала. Она думала о том, кто ждет ее у пустого окна чата.
Но его больше не было на перекрестке Интернет дорог. Она поняла, что ничего не знала о нем. Ни имени, ни адреса, ничего, чтобы помогло ей найти его. У нее даже не было его фотографии. Только город, откуда он был родом. И все. Она почти сошла с ума тогда, часами просиживая в Интернете, пытаясь по его Нику отыскать хоть какую-то ниточку к нему. Все кто мог, пытались ей помочь, но даже номер его компьютера больше не появлялся в Интернете. Она нашла его ник еще на двух сайтах знакомств, но его эккаунт там уже был закрыт, и сведений о нем было также слишком мало.
Она проводила дни, перечитывая их переписку, цеплялась за слова как за канат над пропастью, и верила, что однажды все же он появится и поприветствует ее так, как приветствовал только он.

Это была ничего не значащая встреча. На первый взгляд. Подруга, уставшая отрывать ее от Интернета, затащила ее на корпоративную вечеринку. Она с утра знала, что что-то произойдет, поэтому согласилась. Небольшой ресторанчик в центре Москвы, когда-то Мекка любителей джаза, а теперь практически ретро-кафе, куда люди попадают случайно. Или это были старые любители, ностальгирующие по своей молодости.
Видимо, таким любителем и был тот, кому пришло в голову организовать вечеринку именно в этом кафе. Когда она попала туда, то сразу влюбилась в его атмосферу, в дух экзальтированной радости, витающий на фоне прекрасной живой музыки.
Гостей развлекали всяческими играми и розыгрышами. Во время одной из игр, он оказался рядом с нею. Что произошло тогда, ни он, ни она уже не могли потом вспомнить. Он сел рядом, на место подруги, и больше уже не вставал весь вечер. Подруга сказала, что хотела его выгнать, но почему-то вдруг поняла, что они – пара. Это было так очевидно, что этому нельзя было помешать. Похоже, это было сюрпризом для его спутницы, или той, которая считала себя таковой. Писаная красотка подошла к нему и потрясла за плечо. Он поднял на нее взгляд рассеянно, и снова стал смотреть на нее. Девушка что-то говорила, но они ничего не слышали. Он плохо говорил по-русски, а она не знала английского. Оказалось, он был другом Президента компании, известным американским репортером и писателем, и эту вечеринку, по сути, затеяли ради него. Но это она узнала потом, когда Президент, выглядевший по этому случаю вполне демократично, достучался, наконец, до своего друга и заставил того смотреть джазовую программу. Тогда подруга и начала зудеть ей в ухо, что она сошла с ума, потому что девица, которая сопровождала писателя, была племянницей Президента и теперь ей грозят всяческие неприятности…
-Бред, - сказала она ей свое любимое слово. Коротко и ясно, - Бред. – Она смотрела только а него, и видела, что он ждет этого, хотя смотрит на сцену, где певица с чудесным голосом пела джаз.
Музыка слегка отрезвила их. Она, наконец, его разглядела. Сумасшедше синие глаза и темно-русые волосы. Он как-то не походил на американца в ее представлении. Оказалось, он был ирландцем. Удивительно. Почему она так заинтересована совершенно незнакомым человеком. Он говорил и говорил, тщательно подбирая слова. О себе, о далеком городе Нью Йорке, куда он обязательно ее пригласит, о том, что только что пережил настоящую драму, но уже готов забыть все, потом что в душе его снова расцвела орхидея надежды. Еще он сказал, что приехал в Москву в надежде решить одну странную проблему, но это стало не важным, когда он увидел ее. Что она удивительным образом похожа на женщину, которую он представлял в мечтах. И это настолько странно, что если она сейчас пропадет, он умрет прямо на месте…
Она не понимала, почему она должна была пропасть, а он умереть, и что-то не давало ей мыслить здраво…
Во время совсем уж американской песни, когда все подобострастно глядя в глаза президенту, аплодировали, озарение вдруг нашло на нее. Он сказал «орхидея надежды». Тот, кого она так страстно искала в Интернете, звал ее «Моя орхидея». Повинуясь странному глубинному ветру в душе, она тихо произнесла вслух ник того, кого потеряла в эфире Интернета. Он вздрогнул и повернулся к ней. Он не был удивлен. Он словно ждал именно этого, просто боялся, что снова упустит синюю птицу удачи… И тогда он просто снова, но уже как-то иначе произнес ее имя, облокотился подбородком на руку и, наплевав на присутствующих, стал смотреть ее глаза.
-С первого взгляда я понял, что это ты. Неужели так бывает? Я чуть не умер, потеряв тебя из виду. Я ведь приехал сюда искать тебя.
-Я тебя тоже искала…
-Я потом уехал в экспедицию… Туда, где нет интернета… И все же не смог не приехать…
-А я не смогла отказаться сюда прийти, хотя я не хожу на вечеринки.
-Ты знаешь, что ты ведьма? Ты заколдовала меня. Я нашел тебя в первый же мой день в Москве.
-Я знаю, что я ведьма. Я звала тебя ко мне. И ели б я знала твое имя, ты пришел бы быстрее…Пол. По-русски это Павел.
-Я знаю. Кстати, тут никто не знал, что я говорю по-русски. Я говорил на этом языке только с тобой…
-Я тоскую по нашим разговорам. Но ты рядом…
-К сожалению, ненадолго. У нас только одна неделя. Обещаю, что ты будешь на седьмом небе, потому что я сам уже там. Почему все, что происходит, не кажется мне странным? Ты ведьма, но я так люблю тебя.
-А мне все равно, кто ты. Я не умерла, потому что знала, что ты придешь…
-Слово «смерть» не для твоих уст, дорогая. Я даже не могу себе представить этого. Без тебя я больше жить не смогу…
-Но я не смогу с тобой поехать теперь.
-Разве это важно, если мы теперь вместе? Мы ведь вместе?
-Какой странный вопрос.

Сумасшедшая неделя прошла очень быстро. Пола таскали по выставкам, встречам и вечеринкам. А то, что она была рядом, даже не вызывало вопросов. Возле него вообще не было женщин. Хотя они смотрели издалека, не решаясь подходить. Подруга усмехнулась, сказав, что она чутко следит за своим сокровищем.
-Я его люблю, - просто сказала она.
Подруга долго хохотала, а потом сказала грустно.
-Господи, да видела бы ты себя и его со стороны. Даже если вы не смотрите друг на друга, и находитесь в разных углах, и тогда видно, что вы любите друг друга. Заметь, я не сказала, что вы любовники. Я никогда такого не видела. Вы – одно целое…- она помолчала. – Как ты это сделала?
-О чем ты?
-Меня хотели уволить. На эту вечеринку я притащилась, чтобы умолять начальника не ставить вместо меня его любовницу…
И что же?
-Я работаю теперь на его месте. Меня поставили на его место, а его уволили вместе с ней. Это сделал Президент, но я не видела, чтоб ты говорила с ним.
-Знаешь, боюсь, я даже не узнаю твоего Президента, если встречу. Меня интересовал совсем другой человек.
-Не сомневаюсь. И все-таки что-то происходит вокруг… Знаешь, мой обалдуй решил оторвать себя от телевизора и теперь они ходят на футбол с друзьями. Играют сами до изнеможения. Ему не нравится его фигура, и он решил заняться бодибилдингом… И я беременна…
Она подняла на нее голову.
- Ты же хотела развестись…Я рада.. Я же сказала, что твой, как ты говоришь «Обалдуй» удивительный человек. Энергичный, и очень тебя любит….
Подруга помолчала.
-Еще 3 недели назад я бы сказал, что ты говоришь о другом человеке… Он сказал мне, что посмотрел на Вас и понял, что живет не так. Ему понравился твой репортер…
-А разьве он его видел?
-Подруга, я удивлена. Мы подвозили его в аэропорт… И тебя обратно. Я боялась, что ты снова сойдешь с ума, когда он уедет.
-Он далеко, но это не важно.
-Вот. Он сказал то же самое. Ту же фразу. Вы сумасшедшие, и мы с мужем заразились этим от Вас. Прошло 3 недели, как он уехал, я на новой должности, жду ребенка, и мой Лысик в меня влюблен как 10 лет назад. И это все ты, подруга… я счастлива, что мы с тобой столько лет знакомы. Ты поедешь к нему?
-Сейчас не могу. Да и он едет опять в какую-то экспецицию.
-Туда, где нет Интернета? И это нормально?
Она засмеялась, обняв подругу.
-Дорогая, там, где нет Интернета, есть спутниковый телефон. И можно присылать SMS сообщения…
-Так. Теперь я поняла, почему ты спишь на своем телефоне.
-Это его телефон. Он подарил его мне, уезжая…. Иногда я говорю его друзьями…Они хорошие люди.
-Не сомневаюсь. У таких друзья другими не бывают. Ладно, идем спать, подруга. Если что, я уговорю Президента сделать тебе визу в Америку…



@настроение: :)

@темы: колдовство, любовь, мистика, роман